Дронни Рудничный

Сказки страны ВАРКов

Практика – критерий истины и её внебрачная дочь.

Слова одного мудрого профессора

Теория без практики беспредметна, практика без теории слепа.

Кто-то из великих

От автора: не забуду упомянуть, что это всего лишь сказки, и как говорится, сказка – ложь, да в ней намёк…

Сказка вторая. Об Автопроме

(проблемная)

То не беда, если за рубль дают полрубля;

а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

– Почему у "Запорожца" фары круглые?

– Потому что ему мотор сами знаете куда запихали.

Старинный анекдот

Как известно, граждан, которых «мама в понедельник, видно, родила» видно за версту. Но, не всё так просто, господа читатели. Бывают из любого правила такие исключения, что портрет «учащегося коррекционной школы» какой-то в итоге вырисовывается!!! И даже больше: есть рядом со страной ВАРКов целые страны, которые всем своим существованием подтверждают славу понедельников…

Понедельник – день тяжёлый, без комментариев. Вторник день муторный: до выходных далеко. Среда день странный: ни рыба, ни мясо. Четверг – день кинопремьер и рыбный день. А рыба начинает гнить с головы, хотя чистят её с хвоста. И голова уже думает о пятнице, хвосте трудовой недели. Такое, вот, кино получается. Пятница – особый день, завтра можно «потупить» хорошо, что не говори, даже, если и работать придётся. Суббота – самый цивильный день, без всяких религиозных штучек.

Вот чтобы было, если б день сурка случился в субботу и не с американским телекомментатором, а с каким-нибудь местным менеджером «по толканию фуфла» в руки рачительных сограждан?!!! Вот бы где ему развернуться – даже ракету баллистическую списанную «сбагрить» при желании можно под видом ёлочной игрушки. А если дядьки страшные в масках появятся – бах, и опять начало субботы, захочешь: можно у них на виду деньги попробовать слопать, предварительно потренировавшись раз 150 перед этим или, вообще, все дела задвинуть и расслабиться на всю катушку. Работа до завтра подождёт, или до послезавтра. Красота, одним словом. Воскресенье – день грустный: скоро понедельник…

Глава первая. Папа и другие

Вот так примерно и рассуждал отец нашего следующего героя. Он очень боялся понедельника. К тому же в мае, да ещё на календаре приближалось число 13. И даже не из-за себя он боялся, а из-за жены, которая на днях должна была родить наследника.

И боялся он не просто так: по старому варкскому приданию, тот, кто родится в понедельник, только и будет всю жизнь заниматься тем, что станет проклинать понедельник, если в его жизни что-то сложится не так. Понедельник, сволочуга, во всём виноват. Ату его, по возможности.

Папа боялся понедельника и ждал его с ужасом. Сам то он родился в четверг. А здесь, вот-вот и, правда, в понедельник как бы чего не случилось!!! Дедушка, папа его, имел честь родиться в понедельник, а теперь у него не то, что понедельник, даже челюсть вставная виновата. Благо, он сейчас в пансионе имени мадам бубню на мадам сижу штаны отирает. Так что, нет, не надо ему никаких понедельников…

Но вот прошёл один день, второй, третий. Наступил понедельник. Папа героя себя в этот день чувствовал так, будто понедельник ему наступил везде, где только можно. Трясло отца как на электростуле без заземления до всех четырёх нолей на часовом циферблате, коим он обрадовался как бездетному родственнику – миллионеру, и, облегчёно рухнув, здесь же уснул.

Наступил вторник, стало легче. В среду совсем отлегло. В четверг забылось. А в пятницу захотелось маме даже сходить куда-нибудь, развеяться, рожать же скоро. Малыш, правда, особенно не торопился и «выёживался» как-то не понятно (как потом оказалось – очень характерная его черта), но, на это, как обычно бывает, никто не обратил внимание. И вообще, настроение у всех вдруг вокруг стало такое, что пятница плавно перетекла в тяпницу, известную в народе, как не совсем пятницу и не совсем субботу. И вот в эту самую тяпницу ему и приспичило познакомиться с миром поближе.

Все в этот день очень торопились. Быстрей, быстрей. Надо всё успеть. И стали поголовно все такие быстрые, почти как в формуле один. Вызвали по этим причинам, доктора – супер-пупер скоростного и вытащили новорожденного на предельной флагманской скорости.

Вроде, всё удачно даже прошло. Правда, перепутали в торопях и на радостях всё, что только можно было перепутать. Даже возраст (как объяснял это впоследствии полковник военкоматовский успевший нарисоваться с повесткой и потащивший новобранца. К счастью, остановленный бдительными сотрудниками). А главное – не в ту палату его затащили в спешке после окончания гигиенических процедур и в стремлении побыстрее попасть на священный праздник тяпницы.

А в той палате спало быдло непривилегированное и храпело немножко громко, с твёрдыми убеждениями после релакса тяпничного, что весь мир поделен на подонков и на быдло непривилегированное.

Это про него, наверное, сочинили четверостишие:

«Думаю, я, глядя на собрата, –

Пьяницу, подонка, неудачника, –

Как его отец кричал когда-то:

“Мальчика! Жена родила мальчика!”»

Проснулось быдло, видит – свёрточёк, подползло и давай рассматривать, включив отработанную жизненную критику. И то плохо, и это нехорошо.

«Надо его недостатки исправить, – решило быдло. – А как исправить?»

Для начала, оно накатило спиртсодержащую эссенцию в себя, чтоб котелок лучше варил, а не переваривал. После чего, свёрточек зашевелился, видимо, от паров дыхательных.

Обрадовалось быдло, давай тискать его как игрушку, да и оторвало, не со зла, а по-обычному, по тупому, ручку киндер-сюрпризу, да и не заметило в процессе. А потом так же и вторую, а потом и ножки. Хорошо хоть головку целой оставило.

А затем, услышало истерический стук в дверь, быстро рожу непробиваемую состроило и давай орать, мол, гребите отсюда, а то побью. Доктора заскочили, увидели весь этот ужас, схватились за головы, сгребли мелкого и бежать перебежками по коридорам.

Они сразу то и не сообразили, только мамаша стала спрашивать: «Извините, а где лялькин?» Один хотел заорать, что принесли уже, глаза разуй, но кто посообразительней, понял, что опять бардак тяпничный в дело вмешался, и успел заткнуть рот оратору.

И вот видя картину, которое быдло учудило с новорожденным, в панике стали сотрудники бегать по коридорам, и даже уронили новородка пару раз, до того они разволновались!!! И только самый главный у них промолвил: «Надо идти к Леониду Ильичу». Сказал он это с такой интонацией, вроде как: «За справедливостью надо идти к дону Карлеоне». После чего все дружно устремились к Леониду Ильичу, главному кудеснику роддома.

Надо отдать ему должное, он быстро всё исправил в гараже своём кооперативном, под советы знающих соседей. Конечно, покочевряжился слегка в слабоумии начинающемся, но, это для порядку. Вот только одно но: стар он, совсем стал, одно от другого уже отличить не мог иной раз, сразу начиная тень на плетень нагонять. Вот иной раз и получился. Это же новорожденный, ему Леонид Ильич ручки с ножками то и перепутал сослепу. И получилось, что ножки у малыша теперь в плечиках, а руки, извиняемся, сами понимаете откуда. Но, Леонид Ильич ас настоящий: никто ничего и не заметил, опять торопились маме дитё вернуть. Вернули, но, и она ничего особого не заметила. Так маленько несуразный какой-то, но ничего, со временем всё исправится.

А дальше дедушка приполз из вышеуказанного пансионата, и изложил свои патриотические соображения. Отца дедушкиного обозвали в честь партии и правительства, дедушку тоже назвали в честь Беломорканала и Коминтерна, сына он нарёк в честь плюрализма и гласности, и тот, соответственно, должен, по традиции, что-нибудь такое патриотическое придумать для сына.

Тот, кому предлагалось придумывать, хотел, было отправить с такой идеей автора идеи, но, престарелый «креативщик» заартачился:

– Не исполнишь отцовскую волю – прокляну и предам анафеме. И, вообще, квартира моя, валите отсюда, если не хотите семейные традиции продолжать.

Квартирный вопрос так всё и не могут исправить, чтоб он не портил народонаселение.

Для справки (разрешите, уважаемые читатели, нам воспользоваться затасканной репризой из телика, лучше всего характеризующей старшее поколение) – дедушка по молодости строил Саяно-Шушэнскую ГЭС. А после кого он только не строил?!! И бабушку, и соседей, и папу, и даже заседание народных депутатов, всё по тому же телевизору. За характерный нелепый аляповатый стиль мышления. Пейчворк, как выражаются модельеры (дедушка их также строил, и частенько вспоминал, как молодой резал брюки всей этой мути интелягушечей).

Короче говоря, делать было нечего, дедушка-зверь. Скорее, даже, животное. Пришлось папе идти ему на уступки. Перебрали много всякой чуши – от Мамалыги до Девальвации. В итоге, остановились на простом имени – Автопром. На том и порешили. И стали жить, поживать…

Глава вторая. Сын и другие

Промчались годы, как тройка, куда-то там летящая. Хотя уже и не тройка, а так колымага доисторическая с дырявым ремнём карбюратора, убитая в ноль. До «Ленд Крузеров» и «Субару» всяких далеко ей малышке. Как говорится, судьба индейка, а жизнь копейка, и кататься будем на том же…

Итак, вырос Автопром и стал взрослым. И надо сказать, по понятным причинам, всё у него получалось не так. За что ни возьмётся. Хотя, парень он был неплохой и добрый, пусть даже с самого детства и страдающий болезнью левизны. Поэтому, ещё в школе получивший прозвище: «Тазик леворульный». Ему, даже, как будто бы в насмешку, на совершеннолетие подарили не что-нибудь, а древнюю чёрную «Шестёрку», с дарственной надписью гвоздём по металлу: «Чёрный Жигуль – для Автопрома».

Итак, беда нашего героя заключалась в его огромном желании сделать что-нибудь полезное в быту, мужчина же всё-таки… Да только, то не так поставит, то чего-нибудь не то сломает, или обязательно вазу древнекитайскую разобьёт (хорошо, вазы оказывались просто китайскими или просто вазами).

Он даже учёную монографию написал однажды на тему: «Хочешь развестись – начни ремонт в квартире». И часто в его адрес говорили про те самые руки. И переживал он очень сильно по этому поводу. Все его сверстники уже давно профессию получили и работали по специальности. Он один из-за рук своих вынужден был пойти в руководители. Т.е руками водить, но без участия самих рук. Поэтому, за глаза, после «Тазика леворульного», к нему ещё и «Руководятел» прилепилось.

Хотя, вначале в футболисты хотел пойти, ему говорили что, таких, как он там много, хлопцев из Жопоножья, по блату великому на серьёзные поля попавших. Ещё известно, чем меньше размер обуви носит футболист, тем сильнее его удар ноги из-за увеличения единицы площади удара. Поэтому Автопром передумал: у него сорок пятый растоптанный, так же как и у большинства в сборной по футболу. Да и потом, там толковые ребята встречаются изредка, а он будет комплексовать и нервничать, и не пошёл, в итоге.

Однако, со временем, все его особенности, не помешали ему стать солидным управленцем. Правда, был у него ко всему, ещё и голос, хуже не придумаешь. Визгливый и бабский, что вызывало у многих откровенное раздражение, с огромным желанием двинуть по башке, чтобы заткнулся навечно.

А так как руки у него были не там, то и жена его убежала давным-давно к дяденьке, у которого с руками всё в порядке, так же как и с головой. И сбегали от него все другие жёны, которых он то ронял, то ломал им чего-нибудь, то стукал нечаянно, то не то на праздник дарил, или не специально другим именем называл. И после, всегда обязательно начинал придумывать «нездоровые отмазки», включая всё своё небогатое воображение и, обвиняя, в итоге, саму очередную жену в своих бедах.

Одно время, правда, везло ему, пока жил он в тайге холодной. Там мужчин было мало, поэтому он был популярен, хотя и поломал многих, нечаянно. А как вернулся на Родину, здесь и обнажились его особенности, по сравнению с остальными. Так он и маялся с той поры, иногда, всё же, находя себе совсем непритязательных женщин. Правда, и на женщин этих без смеха и слёз одновременно смотреть было нельзя. И было этих женщин с годами всё меньше и меньше.

Что он только ни делал, чтобы исправить ситуацию: и распускал слухи про свою мужскую харизму, и к хирургам пластическим ходил, а потом в обновлённом виде себя подавал и запрещал в своей епархии женщинам общаться с другими мужчинами, а если уж общаться, то платить налог двойной за нарушение дрескода, и даже предлагал обменять какого-нибудь совсем старого мужа никудышного на него и давал за это доплату?!! Ничего не помогало.

Некоторые по служебным обязательствам для поддержания имиджа организации с ним под ручку иногда ходили на мероприятия различные. И своих подчинённых даже агитировали: мол, нечего его бояться, совсем он не страшный. Правда, без лишней надобности с ним особо не ходили и всегда страховой полис перед встречей с Автопромом в сумочку кидали, а заодно всегда просили рядышком прогуливаться знакомых мужчин, если вдруг опять их горе-кавалер чего-нибудь перепутает.

Короче, ничто не спасало его, и совсем он уже отчаился. Думал, думал и решил пойти к мудрецу спросить, что ж ему делать, годы идут, а наследника всё нет и нет? И сказал ему мудрец, глядя, как страждущий стукнулся о дверной косяк: «Иди в армию, там тебе самое место».

Изумился Автопром:

– Какая армия? Я же старый уже, ничего делать не умею.

И был ему ответ:

– Вот ты сам на свой вопрос и ответил.

И больше ничего не сказал мудрец, лишь захохотал. Чего ему ещё оставалось делать, когда полдома уничтожено? Пожал плечами Автопром и пошёл в армию сдаваться. Говорит: «Возьмите меня, ничего делать, мол, не умею, только управлять». Те подумали, подумали: «А что?!! От студентов этих толку нет, а здесь солидный дядька, управляет. Делать ничего не умеет, но, это ничего: у нас это быстро исправят».

Так и получилось, там ему быстро и руки, и ноги переломали и даже голову хотели оторвать, но потом подумали, чем же он будет управлять? И оставили, как когда-то быдло непривилегированное. Двинули, без лишних сентенций, в носяру с лобешника, так, чтобы он его проглотил глубоко, и накормили шандюлями по полной программе, включив всевозможные деликатесы в своё суровое армейское меню.

Долго, в итоге, с ним потом врачи возились и поставили такие умные протезы, которые сами всё стали делать и не знал беды после наш Автопром. А фониатор на фоне размазанного носа, голос ему новый сделал – спокойный и мужской.

И с тех пор, и пошло у него всё нормально. За что, ни возьмётся, всё у него душевно выходить стало, и даже наследник появился. Папа Карло прямо какой-то стал Автопром. У него даже жизненное кредо появилось: «Всё у нас получиться, если ничего не будем предпринимать». Он и не предпринимал, после того как с мастером заграничным, криволапеньким и неавтопромовской наружности (надо отметить), который эти протезы делал, такой был контракт подписан, что хоть одна деталь не так заработает, так всю жизнь этот мастер потом будет ему компенсацию выплачивать. Автопром, всё-таки, управляющий был: умел договора подписывать. Поэтому, мастер и вынужден был регулярно проверять свою конструкцию и работников себе нормальных набрал, чтоб не подвели его, если что. Но, и мастер взял с него обязательство – лишний раз в трансформаторную будку руками от любопытства не лазить и просто так кулаками из хулиганских побуждений по металлоконструкциям разным не долбить. Вот так и получилось: и Автопром в итоге с наследником, и мастер при работе своей.

Одно не совсем хорошо получилось: Автопром славу Руководятела с той поры потерял навсегда, как не пытался вернуть назад (голова то прежняя осталась). Даже помощь в организации шествия индийских кинематографистов по городам золотого кольца с последующим рейдерским захватом власти в сельсовете деревни «Малая Хрень», а за одно спонсирование выездных курсов дегустаторов на крайний Север, и те не помогли. Потерялась слава и всё!!! Вот уж точно не знаешь: где найдёшь, где потеряешь. Но, это уже другая сказка…



Пунктуация и орфография в тексте авторские.



Эту и другие «Сказки страны ВАРКов» Андрея Карпенко вы можете скачать в «Библиотеке» нашего сайта



© Дронни Рудничный, 2011-2012.

© Оформление Stella Libra, 2012.